Особо важных дел мастер

Основателю национальной индустрии безопасности Евгению Трофимовичу Мишину 17 июля исполнилось 95 лет. Он пришел в Минсредмаш в 1963 году и работает в отрасли по сей день — научным руководителем СНПО «Элерон». Именинник рассказывает о своем призвании, а его коллеги делятся воспоминаниями о совместной работе.

Евгений Мишин родился в 1920 году в селе Лещенко-во Днепропетровской области. Жизнь рано приучила его к труду. После окончания семилетки встал вопрос о продолжении образования. В селе Каменское (сейчас — Днепродзержинск) был металлургический техникум, директором там работал будущий секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. Он дружил с мужем сестры Евгения Мишина и порекомендовал отдать юношу в этот техникум.

Еще не окончив учебу, в 1936 году Евгений Мишин пошел учеником токаря на завод в Лещенкове. Специальность освоил быстро, но токарное дело увлекало не так, как радиотехника. Директор завода, прослышав об этом, предложил молодому сотруднику помочь восстановить заводской радиоузел. Евгений Мишин работал под началом старшего коллеги, многое узнал, но главное — от него впервые услышал о сигнализации. Знания пригодились в армии: после учебного батальона НКВД Евгения Мишина направили в Московское военное пограничное училище. А в 1941 году он, начальник связи 270-го полка 10-й дивизии НКВД, воевал на Сталинградском фронте. В день окружения армии Паулюса получил ранение, после госпиталя вызвали в столицу — руководить школой связистов. «В Москве меня накормили и дали билет на спектакль «Сильва». После окопов я будто попал в сказку: яркий свет, ковры, цветы. Я же никогда не был в оперетте, а тут такие артисты, да еще все это после Сталинграда. Было ощущение настоящего счастья и молодости», — вспоминает Евгений Мишин.

После школы связистов он работал в центре связи 8-го ГУ НКВД, в 1947 году был назначен начальником другой школы связистов — она находилась на территории дивизии Дзержинского. Там Евгений Мишин почти вдвое увеличил «дальнобойность» переносных радиостанций. Потом была учеба в Высшей офицерской школе связи в Киеве. В 1953 году его вновь направили в дивизию Дзержинского, но в первый полк — парадный, и Мишин 18 раз участвовал в парадах на Красной площади. В 1961 году наш герой окончил Военную Краснознаменную академию связи в Ленинграде. «Я всегда любил учиться и старался овладеть всеми предметами»,— рассказывает Евгений Мишин. После академии служил в технических частях МГБ, Минобороны, МВД. В 1963 году был откомандирован в Минсредмаш, где и начал работу над созданием технических средств охраны и безопасности.

У них не было такого Мишина

Вообще, это новое направление руководство страны поручило профильным ведомствам — Минрадиопрому, Минпромсвязи, Минприбору. Но те почему-то не справлялись. «С улыбкой ли, серьезно, но в любом случае резонно утверждать: располагая всем необходимым для выполнения задачи, они не имели главного — у них не было такого Мишина», — говорит о своем наставнике первый заместитель гендиректора «Элерона» Юрий Давыдов.

От Евгения Мишина требовалось изменить систему охраны режимных объектов — перевести ее на электронику, которую надо было еще разработать. В 1963 году в Минсредмаше прошла выставка макетных образцов ТСО. Ее посетили представители разных ведомств и, конечно, министр Средмаша. Славский заинтересовался этими приборами и тут же предложил сделать такую охрану на всех объектах Минсредмаша. А когда Мишин продемонстрировал ультразвуковой датчик и упомянул, что клопы и тараканы не переносят ультразвука, министр сказал, что такие датчики надо поставить в помещениях, где хранится мука (тогда каждый завод имел свой совхоз)

Сразу же после выставки при ВНИИХТ была создана соответствующая лаборатория, подбором кадров и контролем работ Евгений Мишин занимался лично. Уже через год появились лабораторные макеты сигнализационных средств обнаружения с различными принципами действия — емкостные, радиолучевые, ультразвуковые, микроволновые, оптические. «Испытания проводили и при больших туманах, которые наблюдаются в Прибалтике, и при сильном гололеде на проводах, как в Лермонтове»,— рассказывает Евгений Мишин. Вскоре серийное производство новых приборов, «Ромб» и «Конус», организовали на Пензенском приборостроительном заводе. Серия вышла удачной. Воодушевленный результатом, Евгений Мишин открыл на предприятии новое направление. За 1963-1967 годы техническими средствами охраны было оборудовано 22 объекта и 540 помещений режимно-секретных органов. Вдвое сократилась численность личного состава КПП, ускорился процесс проверки пропусков.

Пограничная БАМ

Со временем техническими средствами охраны обзавелись не только предприятия Минсредмаша, объекты РВСН и КГБ. Системы безопасности появились в Алмазном фонде, Оружейной палате, в Пушкинском музее и Мавзолее. В 1974 году было выполнено правительственное задание — обеспечение безопасности временной экспозиции «Моны Лизы» в Москве.
В 1976 году стартовали работы по созданию научно-технической и производственной базы для оснащения сигнализационными средствами сухопутного периметра государственной границы. Организаторская сторона, контакты с руководством и военными были возложены на специальное техническое управление Минсредмаша. Управлению, которое возглавлял Евгений Мишин, предстояло наладить разработку и производство действующих в разнообразных климатических условиях образцов аппаратуры, организовать авторский надзор, проектирование, монтаж и наладку сигнализационных комплексов на самой границе.

Евгений Мишин пригласил на работу молодых ребят, которых и специалистами-то назвать было трудно. Тут же встали на дыбы кадровики — мол, быстрой отдачи от новичков не жди, а значит, на остальных ляжет дополнительная нагрузка. Но Евгений Мишин не обращал внимания на брюзжание. «У молодежи он умело поддерживал интерес к делу и был требователен — никаких скидок и поблажек»,— рассказывает Юрий Давыдов.

Работы на госгранице требовали от СТУ стать чуть ли не производственным управлением. К выполнению правительственного задания были подключены промышленные главки министерства. Директора предприятий сопротивлялись как могли, но, сломленные напором и дипломатией Евгения Мишина, покорно впрягались в непрофильный проект.

Только отработали технологию оборудования погранзастав, как получили задание оснастить тысячу километров границы за год. День и ночь рядом с монтажниками трудился Евгений Мишин. Чтобы уложиться в срок, параллельно с доводкой аппаратуры задания на серию отсылались на заводы. Риск был, но Евгений Мишин осознанно шел на это, причем брал ответственность только на себя, не подставляя заводы. «Вот где пригодился фронтовой опыт, командирская настойчивость,— говорит Юрий Давыдов. — Он ни на минуту не допускал, что сроки могут быть завалены, и своей уверенностью, нацеленностью на успех заражал сотрудников».

На дальневосточном участке эти работы называли второй БАМ, всего было оборудовано более 14 тыс. км государственной границы. Чтобы защитить такое расстояние, потребовалось бы 120 тыс. человек.

От наставника — ученикам

Директором СНПО «Элерон» Евгений Мишин стал в 1989 году. В 2004-м на этом посту его сменил Николай Шемигон. «Если бы не Мишин, не быть мне директором. Поработав немного в специальном техническом управлении главным инженером, я хотел написать заявление об уходе, когда понял, что мне, кадровому офицеру, придется заниматься хозяйственной частью производственного объекта. Но он объяснил мне суть дела»,—вспоминает Николай Шемигон. Есть у Евгения Мишина способность находить понимание у тех, с кем он работает,—от руководства страны, ученых и военачальников до рядовых инженеров.

Под руководством Евгения Мишина оборудована не только государственная граница, но и много других объектов — только особо важных насчитывается более 12 тыс. Ветеран отрасли продолжает работу, сотрудничает с молодыми специалистами, передает им свой опыт по обеспечению безопасности страны.