Что заказываете: дождь или песчаную бурю?

Стресс-тесты для спецоборудования — начинки инженерно-технических средств физзащиты ядерных объектов — проводят в новом испытательном центре «Элерона». Надежность приборов, которые установлены на многих предприятиях «Росатома», проверяют дождем, туманом, песком, морозом и солнцем.

Оборудование «Элерона» работает по всему миру и, соответственно, во всех климатических условиях. «Проливной дождь и густой туман, как на Дальнем Востоке, песчаную бурю и палящее солнце, как в Египте,— любую погоду устроим. Давайте телефон, проверим, будет ли он работать после стресс-теста»,— начальник испытательного центра Иван Фетисов в эту минуту напоминает заправского фокусника. Я отнекиваюсь — мало ли что?

Слева от нас — камеры для испытаний низкой и высокой температурой. Можно нагреть до 150 °С, можно устроить 70-градусный мороз. «Большинство отказов электроники происходит именно из-за жестких климатических условий, которые можно воссоздать в наших камерах»,— рассказывает Иван Фетисов. Крупногабаритная камера солнечного излучения, похожая на промышленную печь, как и предыдущая, позволяет установить высокую и низкую температуру. Кроме этого, в ней установлены инфракрасные и ультрафиолетовые излучатели. Такая нагрузка — серьезное испытание для лакокрасочных покрытий. Недавно был случай: полимерная тесемка, которой были обвязаны образцы, под воздействием ультрафиолета превратилась в порошок. Это говорит о том, что материал нестойкий, значит, не годится.

Принцип действия следующей камеры, соляного тумана,— как у бытового увлажнителя воздуха. Пьезоизлучатель распыляет соляную смесь, которой проверяют защитные свойства материалов. Ржавчина, отслоение краски, деформация резиновых уплотнителей — вот признаки того, что изделие испытание не прошло. Обычно здесь тестируют изделия, которые предназначены для длительного срока службы на морском побережье, например на объектах «Атомфлота».

В камере рядом круглый год идет дождь. «Изделие два часа находится под потоком воды,— говорит Иван Фетисов.— Испытание дождем определено ГОСТом, даже указано количество пролитой воды».

Камера пониженного давления нужна, чтобы, например, узнать, перенесет ли изделие транспортировку в грузовом отсеке самолета при -50 °С и давлении 90 мм ртутного столба. «Я не помню, чтобы на этом испытании были отказы, но ГОСТ предписывает — мы выполняем»,— разводит руками Иван Фетисов.

Следующая камера — термошока, испытание перепадом температуры. С интервалом три минуты показатель скачет с -50 до +50 °С. Здесь в основном испытывают платы. «Таких условий в природе нет,— поясняет Иван Фетисов.— Но изделия, выдержавшие это испытание, надежные и служат долгие годы».

Камера динамической пыли — испытание защитных покрытий и герметичности изделий при воздействии пылевого ветра или бури. Рядом — камера статической пыли, для приборов, работающих в запыленных помещениях. Камеры похожи, только в первой — больше песка, во второй — мела.

Инженеры-испытатели обрабатывают результаты в соседнем помещении, выпускают акты и протоколы — в общем, дают путевку в жизнь изделиям или, наоборот, заворачивают. Испытательный центр работает на полную мощность: но-менклатура «Элерона» — более 200 видов продукции. Иван Фетисов добавляет: «Мы готовы испытывать технические средства охраны и для организаций «Росатома», разных ведомств и отраслей промышленности».

Текст: Светлана Романова
Фото: "Страна Росатом", Анастасия Барей